Детский церебральный паралич (ДЦП)

Детский церебральный паралич (ДЦП)

ДЦП — это неизлечимое заболевание, его вылечить невозможно. Но можно и нужно научить ребёнка и его родителей жить с этим недугом.

Необходимо строить правильную, передовую систему помощи детям с ДЦП. С выработкой маршрута длительной помощи каждому ребёнку, с обучением родителей, с применением доказательных методов и даже с мобильным приложением, которое рассчитывает план действий в зависимости от степени и динамики нарушений у ребёнка. 

На протяжении последних 8-и лет мы работаем по европейской модели помощи детям с ДЦП (есть ещё американская, австралийская). Мы взяли за основу европейскую модель наблюдения за детьми с ДЦП.

Согласно этой модели, любая реабилитация ребёнка с ДЦП должна основываться на чётко-доказательных принципах. Это должны быть доказанные и эффективные методы реабилитации — Европа по-другому деньги тратить и не будет.

Эта модель показалась нам очень интересной. У всех детей, прежде чем брать их на реабилитацию, мы должны обязательно оценить реабилитационный потенциал. Потенциал ребёнка сегодня великолепно оценивается. По той системе классификации, которая есть везде в мире, но пока не везде в России.

ДЦП имеет разные степени тяжести. Но с 1997 года все европейские врачи следуют системе классификации глобальных моторных функций. К сожалению, у нас в России она была принята официально только в 2014 году. Это очень серьёзная шкала.
 
В этой классификации потенциал детей с ДЦП делится на V уровней моторных функций, и каждый уровень ещё делится на возрастные периоды: 1,5-2 года; 2-4 года; 4-6 лет; 6-12 лет и 12-18 лет.
  
По этой шкале мы можем определить уровень двигательных нарушений уже в полтора года. И когда мы выставляем уровень моторных функций, система классификации прописывает все этапы развития ребёнка до 18 лет.

Движение развивается по своим закономерностям. Если ребёнок имеет I уровень движения, поставленный в полтора года, он имеет шансы 100-процентного овладения самостоятельной ходьбой до 2-х лет. Если ребёнку выставляется II уровень, то значит он имеет шанс самостоятельно пойти до 4-х лет.

Если у ребёнка III-V уровень нарушения моторных функций, то такой ребёнок самостоятельно не пойдёт, но дети III уровня могут пойти с дополнительными средствами реабилитации, дети IV уровня смогут сидеть с поддержкой. V уровень — это только лежачие дети, которым подвластно только удержание головы.

Дети IV-V уровня везде в мире сегодня переведены в статус паллиативных больных. И, видя ребёнка в 1,5-2 года, мы можем уже прогнозировать его реабилитационный потенциал и понимать, какие методы реабилитации можно применить. Если речь идёт о детях IV-V уровня, то реабилитация тоже осуществляется, но по другим принципам.

На большой группе пациентов канадские специалисты показали, что дети разных уровней движения достигают максимума своего двигательного развития в определённый срок. Например, I уровень — это хорошо ходячие дети, которые достигают потолка своего уровня движения приблизительно в 4,5-5 лет, как и здоровые дети. Может быть они неправильно ставят ногу, имеют какие-то проблемы с координацией, но это дети, которые будут бегать, прыгать, заниматься спортом. 
  
Дети III-IV уровней движения достигают максимум своего развития уже в 3,5-4 года, и мы уже о какой-то активации движения или какой-то стимуляции опорно-двигательного аппарата даже не говорим, потому что закономерности нас ограничивают этим сроком. Дети V уровня движения достигают двигательного потолка к 2,5-3 годам.

Эта система классификации помогает нам, когда мы аргументируем родителям исчерпание реабилитационного потенциала. 

Родители приходят к нам, и просят: «Научите ребёнка хотя бы сидеть». Но если у него V уровень глобальных моторных функций (самый тяжёлый), даже этого нельзя обещать сделать. Единственное, чем можно помочь, это улучшить контроль головы, может быть, улучшить захват руки, какие-то коммуникативные функции ребёнка увеличить. У такого ребёнка нужно бороться со вторичными ортопедическими проблемами (сколиозом, вывихом бедра, контрактурами).

Когда мы говорим о паллиативных детях, надо понимать, что основной принцип реабилитации для них — это накормить, чтобы они не голодали, чтобы в весе нормально прибавляли, и придать правильное положение телу в течение суток, чтобы предупредить образование вторичных осложнений. Вся реабилитация должна заключаться только в этом. Основное, что мы можем научить — это снять боль, снять спастику, мы рекомендуем хорошие технические средства и советуем хорошо наладить питание ребёнка (при тяжёлом ДЦП это проблема). Вы знаете, ситуация меняется сразу же в семье, потому что у ребёнка улучшается настроение, он перестает болеть, он накормленный, он перестаёт ломаться, потому что мы учим предотвращать привычные патологические переломы. И мама уже не желает каких-то перемещений по миру в поисках волшебной реабилитации, потому что она видит нормальное, хорошее качество жизни ребёнка.

Мы говорим об этой системе классификации с родителями,  очень подробно разъясняем её. Конечно, не все хотят принять эту информацию, потому что где-то внутри у каждого родителя теплится надежда, что ребёнок пойдет. И когда мы определяем уровень двигательного развития, и мама понимает, о чём идёт речь, не каждая может сразу принять эту информацию. Но всё-таки потом соглашаются. По крайне мере, у нас есть чётко аргументированные, определённые слова о том, что этому ребёнку показано и что может предотвратить осложнения, которые могут привести к мучениям и смерти ребёнка.

ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ДЦП? 

Это нарушение управления движением, в первую очередь, нарушение антигравитационной системы. Мы, живя на планете Земля, жить без этой системы не можем. Мы сопротивляемся силам гравитации. Есть целые этажи в нашем мозге, которые помогают нам бороться с силами гравитации. Это средний мозг, подкорковые ядра, мозжечок, кора. Если всё это цело, то связи работают качественно, тогда мы хорошо боремся с силами гравитации, всё в норме. Но как только происходит какое-то поражение мозговых структур – из-за гипоксии, инфекции и проч., могут запуститься механизмы разрушения.

Вот у недоношенного ребёнка образовалась лейкомаляция головного мозга, т.е. разрушение мозга вокруг желудочков — это белое вещество, та часть мозга, где идут пути от коры головного мозга к двигательным нейронам, мышцам. И если этот путь атрофирован, разрушился или даже частично разрушился, то качественного выполнения этой функции уже быть не может. То есть ДЦП это не проблема мышц, это проблема мозга. Если в мозге мы видим серьёзные структурные повреждения, то в первую очередь пострадает качество движения.

Например, рождается ребёнок с проблемой, но как узнать, это ребёнок будет с ДЦП или ребёнок, просто у которого есть некоторые проблемы?

Раньше годовалого-полуторагодовалого возраста специалист не имеет права говорить о ДЦП, потому что есть определённый ресурс восстановления нервной ткани.

Мы даже не можем предположить, какой это будет уровень движения. Может и будет проблема, но какого уровня никто не может сказать.

Но есть группа риска: если ребёнок родился недоношенным, или доношенным, но с меньшей массой тела, чем предполагалось, если ребёнок перенёс внутриутробно какую-то инфекцию, или он после родов перенёс какую-то инфекцию, которая серьёзно влияет на структуру мозга, например, менингит, это может быть и гемолитическая болезнь, по системе AB0, по резус-фактору.
Считается, что самое главное, на чём строится реабилитация ДЦП, это терапия движения. Понятно, что движение занимает в жизни очень важное место, а уж ребёнок, который имеет двигательные проблемы, обязательно должен заниматься движением ежедневно.

Родители правильно понимают, что заниматься с ребёнком нужно постоянно, но думают, что это должен сделать какой-то инструктор или физиотерапевт. 

Специалист должен показать, как это делать, научить родителей, а родитель должен продолжать занятия. Когда ребёнок осваивает какое-то более совершенное движение, специалист даёт новые задания. 

Нет движения ради движения! Можно тысячу раз совершить разгибание локтевого сустава, ребёнок никогда не поймёт, для чего ему это надо. А если он будет тянуться за игрушкой или пытаться накормить себя, то есть двигаться ради чего-то, это обязательно будет иметь закрепление в голове, и иметь какое-то практическое значение.

Мы иногда рекомендуем иппотерапию. Никто не выздоровеет от этой терапии, но это — определённый тип стимуляции движения. Если ребёнка даже с тяжёлым уровнем ДЦП посадить в седло лошади или даже без седла посадить на лошадь, то за счёт температурного воздействия (лошадь горячее человека), расслабляются мышцы, и ребёнок может чувствовать себя лучше. Удержать себя на лошади всегда сложнее, чем просто лежать на кушетке, поэтому включаются механизмы антигравитации, это более шоковые включения, которых мы не можем добиться на гимнастике, ну и общение с животными – это позитив.

Даже если ребёнок будет ездить 2 раза в неделю на иппотерапию, у него появится мотивация к движению, потому что без мотивации не существует движения.